Новости Энциклопедия переводчика Блоги Авторский дневник Форум Работа

Декларация О нас пишут Награды Читальня Конкурсы Опросы
Автор
Архивы
Свежие комментарии

С другого берега…

О поэтическом переводе и смежных вопросах…

Подписаться на RSS  |   На главную

«

Пустогаров против Шекспира…

Дядюшка тут в теме «Это полезно знать» навел на новый перевод 90-го сонета Шекспира, и хотя я не уловил, что в нем полезного, перевод заинтересовал…

Then hate me when thou wilt, if ever, now,
Now while the world is bent my deeds to cross,
Join with the spite of fortune, make me bow,
And do not drop in for an after-loss.
Ah, do not, when my heart hath scap'd this sorrow,
Come in the rearward of a conquer'd woe;
Give not a windy night a rainy morrow,
To linger out a purpos'd overthrow.
If thou wilt leave me, do not leave me last,
When other petty griefs have done their spite,
But in the onset come, so shall I taste
At first the very worst of fortune's might;
And other strains of woe, which now seem woe,
Compar'd with loss of thee will not seem so.
Возненавидишь? Так давай сейчас,
когда мои труды распяты на кресте.
Согни меня, с ударами судьбы объединясь,
не прибегай последней из гостей.
И если я смогу спастись от бед,
с их арьергардом ты не добивай потом -
вслед ночи ветреной дождем в рассвет
уже решенный не оттягивай разгром.
Не объявляйся всех злосчастий позади,
когда удары мелких дрязг слабы.
Нет, первою атакой приходи,
чтоб сразу оценил я мощь судьбы.
В сравненьи с тем, что ты расстанешься со мной,
все остальное не покажется бедой.

Честно признаюсь, сразу захотелось пожурить переводчика за перевод «the world is bent my deeds to cross» как «мои труды распяты на кресте», так как «cross» — не «crucify», но сдержался и задал ему другой вопрос про неизвестно откуда появившуюся «гостью», но вскоре расслабился и-таки «пожурил»

А «гостья» («не прибегай последней из гостей»), оказывается, отпочковалась от «drop in» в «and do not drop in for an after-loss», хотя не всякий визитер — гость, а «after-loss» «потерялся», и переводчик, оказалось, думает, что «об after-loss, cобственно, постоянно говорится в сонете, поэтому особой потери я не вижу». Получается, что Шекспир лишки навалял, без которой можно обойтись, но «гостья» понадобилась, а «мир» (the world) как бы и не очень… И так, сопоставляя, спотыкаешься почти на каждом слове, и не ясно, что отпочковывается из оригинала, а что из творческого сознания переводчика…

Так как переводчик явно не озабочен эквиритмией (размер колеблется от 5 то 7 стоп в строке), казалось бы открываются возможности «сохранить» больше значимых слов, но и этого не происходит; например, «my heart hath scap’d this sorrow» превращается в «я смогу спастись от бед»… И так далее..

А заинтересовало меня, собственно, — удастся ли переводчику осуществить заявленнное? «лирический герой сонета предстанет перед нами полководцем» или нет?

Предо мною — точно не предстал… Скорее, хозяином, заботящимся, чтобы гостья не запоздала…

Впрочем, необходимо заметить, что у Шекспира милитаристские метафоры простираются от строки 3 до строки 6, после чего — как гром среди ясного неба — случается метафора метереологическая («Give not a windy night a rainy morrow»), которая неким странным образом в строке 8 выворачивает обратно в милитаризм («To linger out a purpos’d overthrow»), который в терцетах развития не получает.

Иными словами, от оригинала остается ощущение, что Шекспир не слишком был озабочен представить лирического героя полководцем, он смешивает метафоры и не стремится провести, так сказать, генеральную полководческую линию. Т.е. переводчик выдает желаемое за действительное. Или, может быть, из чувства противоречия хочет удалиться от Маршака (и предшествующей традиции) и отразить другой аспект оригинала, но с задачей не справляется (и оригинал мешает, и поэтической техники не хватает)…


6 Сентябрь 2016 L.B. | Комментариев (23)


комментариев (23) к Пустогаров против Шекспира…

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.